А. А. Зализняк

Грамматический словарь русского языка
Словоизменение

Предисловие

Первое издание «Грамматического словаря русского языка» вышло в свет четверть века тому назад, в 1977 г.; а начало работы над ним, длившейся 13 лет, относится к 1964 г. Словарь уже прожил, таким образом, довольно длинную жизнь, начало которой относится к области отдаленных воспоминаний. Нынешним молодым читателям уже трудно представить себе, что эта работа делалась вручную. «Это же немыслимый абсурд — делать такую работу без компьютера», — доводилось мне слышать. В действительности рабочим инструментом были четыре хлебных лотка, раздобытых в соседней булочной; в каждый входило по 25 тысяч карточек из тонкой бумаги. Работа делалась вне каких бы то ни было планов Академии наук, и именно это позволило словарю выйти в свет, причем в том виде, который соответствовал замыслам автора: тогдашний директор Института русского языка АН СССР Ф. П. Филин требовал от издательства «Русский язык» снять словарь с производства, но издательство, которое в ведомственном отношении было независимо от Академии наук, ему не подчинилось.

В компьютерную эпоху, которая наступила в России лишь поздне́е, словарь нашел широкое применение в различных работах, связанных с автоматической обработкой русского текста. Существует уже целый ряд его компьютерных версий. Но всё это не входило в замысел словаря: в 60-е годы эра всеохватывающей компьютеризации была еще недоступным глазу будущим. В основе замысла лежала вдохновлявшая в те годы многих лингвистов идея строгости и полноты лингвистического описания. Система словоизменения, пусть даже такая сложная, как в русском языке, представлялась едва ли не идеальный объектом для такого описания. Мне памятен разговор с И. К. Сазоновой, заведовавшей тогда русской редакцией издательства «Русский язык». На ее вопрос о том, каким, по моему мнению, должен быть тираж словаря, я ответил «Тысяч пять». Адресатами книги я считал лингвистов и какую-нибудь часть университетских преподавателей и учителей. Один только обратный порядок слов, как казалось, был достаточен для того, чтобы книга воспринималась как изданная исключительно для специалистов. «О нет! — сказала И. К. Сазонова. — Мы поставим тираж сто тысяч». Дальнейшее показало, что она чувствовала интересы читательской аудитории гораздо лучше меня: тираж разошелся поразительно быстро.

Второе (1980) и третье (1987) издания «Грамматического словаря» практически повторяли первое: были только исправлены замеченные опечатки и ошибки.

Крушение советского строя открыло новую эпоху в социальной жизни России, и вместе с ней начался период бурного вторжения сотен новых слов (в основном из английского языка, но также из различных арго) в русскую речь, устную и письменную. Нынешнее, четвертое издание «Грамматического словаря» готовилось, таким образом, в условиях, когда некоторая часть словника его первых изданий потеряла актуальность, между тем как в средствах массовой информации, в новой литературе, в устной речи клокочет водоворот отсутствовавших прежде слов.

В связи с этим словник словаря ныне подвергся определенной модернизации. Мы сочли целесообразным, однако, соблюдать в этом вопросе умеренность. Так, большинство слов, отражающих специфические реалии советской жизни и ныне потерявших актуальность, всё же естественно оставить в словаре — теперь уже в качестве исторических терминов, которые необходимы для понимания документов и литературы этой столь еще недавней эпохи. С другой стороны, среди сотен новых слов, которые можно встретить на страницах нынешней печати, пока еще очень трудно различить те, которые прочно останутся в языке, и те, которые окажутся лишь однодневками. Вдобавок у многих из таких слов еще нет устойчивости в фонетическом составе, ударении и словоизменительных характеристиках. Задачу охватить эту массу неустойчивого нового лексического материала должны решать специальные словари новых слов и значений, но отнюдь не грамматический словарь. Соответственно, из новых слов последнего десятилетия в словарь включены лишь некоторые наиболее распространившиеся.

Заметим еще, что в постсоветский период пал запрет — как цензурный, так и просто диктуемый давней российской традицией — на введение в письменную речь и в словари обсценной лексики. Нельзя не признать, что с точки зрения словоизменения некоторые элементы этой лексики представляют определенный интерес. Поскольку, однако, наш словарь в целом ориентирован на литературную норму и в нем даже для нейтральной лексики обычно не приводятся просторечные словоизменительные варианты, а лексемы, целиком относящиеся к просторечию, в большинстве случаев вообще отсутствуют, здесь тем более нет места обсценной лексике. Поэтому в данном пункте обретенная цензурная свобода ни к каким изменениям в словаре не ведет.

За четверть века происходили также небольшие изменения в словоизменительных характеристиках отдельных слов — главным образом сдвиги в относительной частоте употребления сосуществующих акцентных вариантов и в их нормативном статусе. Настоящее издание отражает по крайней мере некоторые из таких сдвигов. Внесены также некоторые уточнения в указание второстепенного ударения у небольшой части сложных слов. Как и при подготовке первого издания словаря, предлагаемые в словаре нормативные оценки в подавляющем большинстве случаев согласовывались с данными Н. А. Еськовой, содержащимися в «Орфоэпическом словаре русского языка», который был и остается самым авторитетным и самым детализированным источником сведений по русской литературной норме в области словоизменения. Специально отметим, что имеющиеся внешние различия в нормативных указаниях «Грамматического словаря» и «Орфоэпического словаря русского языка» чаще всего определяются просто тем, что в «Грамматическом словаре» используется менее детализированная шкала оценок, чем в «Орфоэпическом словаре»; расхождения по существу в действительности представлены лишь в очень небольшом числе случаев.

В настоящем издании некоторые категории слов (главным образом производных) представлены шире, чем в прежних изданиях. Особенно важное новшество состоит в том, что в словарь включено обширное приложение, содержащее наиболее употребительные имена собственные.

Опыт практического применения «Грамматического словаря», в частности, в сфере автоматической обработки текстов, показал, что отсутствие в нем имен собственных (в соответствии с устойчивой лексикографической традицией) в ряде случаев затрудняет решение прикладных задач. Имеется также важное теоретическое соображение: система русского словоизменения содержит в числе прочих некоторые модели, которые представлены исключительно или почти исключительно в сфере имен собственных; тем самым картина русского словоизменения не совсем полна, если списки слов не содержат имен собственных.

Включенное в настоящее издание приложение, охватывающее свыше 8000 имен собственных, призвано исправить этот недостаток. Статьи приложения оформляются в принципе так же, как статьи основной части словаря. О том, какие специфические проблемы связаны с введением в грамматический словарь имен собственных и какие особенности оформления они в связи с этим могут иметь, см. во вступительной статье к приложению.

Грамматических сведений, предпосланных собственно словарю, изменения коснулись лишь в самой незначительной степени. В частности, для моделей, представленных всегда или преимущественно именами собственными, в качестве образца ныне дано имя собственное; заменены те образцы, у которых произошли какие-то изменения в индексе, и т. п. Отметим, что «Грамматические сведения» набраны ниже так же, как в предшествующих изданиях словаря (страница в страницу), так что прежние ссылки на страницы остаются в силе.

Здесь я должен принести читателям извинения за возможные шероховатости в сопряжении добавленных и перередактированных статей с набором образцов в «Грамматических сведениях». Точности, с которой «Грамматические сведения» были согласованы с корпусом словаря в первом издании, оказалось чрезвычайно трудно достигнуть вновь при модернизации корпуса словаря через четверть века, причем в условиях, когда уже другие работы решительно не позволяли уделить этому столько времени и сил, сколько было вложено в такое согласование в первом издании.

При подготовке настоящего издания использованы данные ряда словарей, появившихся в последние годы, в первую очередь, нового издания «Орфоэпического словаря русского языка», «Сводного словаря современной русской лексики» и «Русского орфографического словаря».

Здесь необходимо, однако, специально указать, что в вопросе о заглавных и строчных буквах, а также о слитном или дефисном написании настоящее издание просто следует прежним изданиям (и тем самым иногда расходится с «Русским орфографическим словарем»); например, сохранены написания богородица, рождество, горнолыжный. Таким образом, в этих пунктах (несущественных с точки зрения основных задач грамматического словаря) наш словарь не должен рассматриваться как нормативный.

За долгие годы существования «Грамматического словаря» я получил большое число писем от коллег и читателей с замечаниями, поправками и предложениями (между прочим, среди последних встречалось и предложение включить в словарь имена собственные). Всем им приношу глубокую благодарность.

Сердечно благодарю Е. А. Гришину, которая вложила огромный труд и беспримерное терпение в многолетнюю подготовку настоящего издания и взяла на себя сложнейшую работу по составлению первоначального варианта словника имен собственных, а также Н. Г. Зайцеву, с исключительной тщательностью редактировавшую этот словарь при подготовке первых трех его изданий и в начальной стадии подготовки четвертого издания.

Особая благодарность — моей матери Татьяне Константиновне Крапивиной, активно мне помогавшей в составлении словаря и продолжающей помогать в его усовершенствовании на всех последующих этапах работы.

А.Зализняк